Category: медицина

Вика

Как рожают в Мюнхене.

Я искренне считаю беременность одним из самых неприятных и изнуряющих периодов в жизни женщины. Вероятно встречаются в мире счастливицы для которых это время волшебное. Они светятся изнутри, порхают и наслаждаются чудесными ощущениями. Я не из их числа. Токсикоз, сонливость, изжога, одышка, отсутствие возможности нормально спать и общее ощущение, что твое тело тебе не принадлежит - это мои основные впечатления от моих беременностей. И это учитывая, что я набирала не больше 10 кг, могла сама завязать шнурки и сохраняла способность довольно резво передвигаться на последних месяцах. К сожалению, пока не придумали другого способа удовлетворить родительский инстинкт и заполучить собственного ребенка.

Collapse )
Вика

Куда бежать в Мюнхене, если заболел.

«С лицом измученным и серым,
На белой смятой простыне,
Как жертва бешеной холеры,
Лежит коленками к стене.
Протяжно стонет, как при родах.
Трясётся градусник в руках.
Вся скорбь еврейского народа
Застыла в суженных зрачках.
По волевому подбородку
Струится пенная слюна.
Он шепчет жалобно и робко:
«Как ты с детьми теперь одна??..»
В квартире стихли разговоры,
Ночник горит едва-едва.
Темно… опущены все шторы…
У мужа тридцать семь и два.»

Это чудесное стихотворение не про моего мужа. Анар по натуре стоик и мужественно переносит все тяготы болезни. Не жалуется и не ноет.
Я совсем не такая. Во время болезни я самый несчастный на свете человек. Страдаю и злюсь на судьбу, которая послала мне такое тяжелое испытание. Собственно, к чему все это. В начале месяца на нашу семью напал какой-то подлый вирус. Анар и Сашка похандрили три дня, а меня свалила жесточайшая ангина. Более-менее я оклемалась только после десяти дней антибиотиков, а окончательно выздоровевшей почуствовала себя пару дней назад. К тому же так вышло, что самый кризис прибил меня субботним вечером, и за помощью пришлось ехать в дежурный врачебный кабинет, а не к своему терапевту. И лекарства покупать в дежурной аптеке.
А сейчас мне подумалось, а приезжий народ и не знает-то куда бежать и просить помощи в такой ситуации. И вообще, как это все по-немецки называется.
Collapse )
ИбнХауз

Гришка. Кома. 10 день.

У Гришки никаких изменений в состоянии.
Все такая же глубокая кома.
Он не дышит сам и его сердце само не гоняет кровь.

Врачи говорят. что шансы выжить после такой тяжелой комы, не больше 1 на 1000. Но тоже самое нам говорили, когда мы перевозили его из Черноморского в Симферополь. Нам говорили, что он не переживет перевозку. Гришка пережил.

Сейчас, для того чтобы перевезти его в Минск, у него должно, как минимум, заработать сердце. Потому что везти человека с  аппаратом искусственной вентиляции легких несложно. Но если его организм не держит давление крови без стимулирующих препаратов, тогда его перевозка практически невозможна.

А вообще, вариантов развития его состояния несколько.
Тот на который надеемся мы, и про который врачи, говорят как про невозможный - это тот, что отек мозга спадает, к Гришке потихоньку возвращается дыхание, сознание. Повреждения мозга не фатальны, и через какой то период реабилитации, Гришка возвращается к нормальной жизни.

Варианты, которые возможны, и мысли о которых мы пытаемся отогнать от себя.
Физическая смерть, от окончательного утраты способности реагировать на препараты поднимающие давление, либо от отказа каких либо органов.
Выход из комы и смерть коры головного мозга. Вариант страшнее смерти, потому что у человека в таком случае не остается личности. Это просто физическая оболочка, которая никогда не вернется к нормальной жизни.
И еще один страшный вариант. Смерть мозга. Если кома будет длится очень долго, и в какой-то момент нам придется принимать решение, отключать его от аппаратов поддерживающих жизнь, или нет.

Как видите, вариантов хренового исхода гораздо больше. И от этого потихоньку едет крыша. От ежедневного ожидания. От собственной беспомощности и невозможности чем-то повлиять на Гришкино состояние. 
От того, что вынуждены сидеть в Симферополе, когда дочка, дом и все близкие в Минске.

Очень сложно в такой ситуации верить в то что все будет хорошо. Но мы стараемся. Очень стараемся.

Гриня, просыпайся!
ИбнХауз

Наш Гришка в коме

Гришка уже 8 день лежит в коме.
Во время отдыха в Крыму, в городке Черноморское, он получил качелями удар в висок.
Он был в сознании. В больнице черноморского на рентгене не увидели перелом височной кости и нарастающую гематому. Через несколько часов, от сдавления мозга он впал в кому. Его прооперировали, гематому удалили, но время было упущено. Сейчас у него обширнейший отек головного мозга и кома 3. Из-за сдавления ствола головного мозга отеком, он не дышит. За него дышит аппарат.
С боем и риском для его жизни, мы, на реанемобиле, перевезли его в Симферополь чтобы сделать компьютерную томографию. В детскую республиканскую клиническую больницу.
Сейчас мы в Симферополе, и можем только ждать и надеяться, что Гриня выживет, отек мозга спадет, и повреждения мозга будут не фатальными.

Гришка, просыпайся!